22:42 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Название: Четыре комнаты
Автор: Tau Mirta, Jell, Mrs N, kasmunaut
Бета: kasmunaut, -mummi-
Канон: Гарри Поттер, "Четыре комнаты"
Размер: макси, 15241 слово
Пейринг/Персонажи: Стэн Шанпайк, Панси Паркинсон, Лаванда Браун, Луна Лавгуд, Ханна Эббот, Падма Патил, Парвати Патил, Гарри Поттер, Джинни Поттер, Лили Луна Поттер, Альбус Северус Поттер, Джеймс Сириус Поттер, Тедди Люпин, Нарцисса Малфой, Люциус Малфой, Джордж Уизли, Фред Уизли, Северус Снейп, Сириус Блэк (последний скорее за кадром)
Категория: джен, гет, слэш, фэмслэш
Жанр: юмор, местами PWP, крэк, трэш и угар
Рейтинг: R
Краткое содержание: У Стэна Шанпайка, портье отеля «Монсеньор», выдалась нелёгкая ночка...
Предупреждения: АУ, БДСМ, намёки на групповой секс
Примечание: Ретеллинг фильма Тарантино, Родригеса и Ко «Четыре комнаты»; фик написан на ФБ-2013 для fandom HP 2013.
Задание: кроссовер с fandom Tarantino & Co 2013

Хэллоуин — это особое время, даже в мире магов. С каждым годом война отходит всё дальше, а праздники становятся всё пышнее, и сегодня Диагон-аллея засыпана разноцветным конфетти и залита светом оранжевых фонарей. Отовсюду слышится смех, флюгеры скрипуче распевают непристойные песенки, из витрин скалятся Джеки-тыквоголовики, а здания переливаются разноцветными гирляндами.

И только одно, большое и тёмное, подслеповато щурится на прохожих тусклой вывеской, словно не одобряет царящее вокруг веселье. Отель «Монсеньор» появился здесь несколько лет назад как один из проектов по внедрению всего маггловского в быт волшебников. Неизвестный владелец рискнул познакомить их с прелестями немагического отдыха, и в результате манипуляций с пространством старый отель снялся с насиженного места и втиснул своё пятиэтажное тело между старомодных приземистых домиков Диагон-аллеи.

Пначалу посетителей было много, но увы: мода быстро прошла, а волшебники очень консервативны, да и, чего греха таить, изрядно избалованы магией. Лифты их пугали, гудение кондиционеров раздражало, портье казались нерасторопными, еда — невкусной, без каминов было непривычно. Нашлись даже оригиналы, которые ругали отель за отсутствие говорящих портретов — с ними, мол, уютнее.

Словом, теперь дела у отеля идут хуже некуда. Однако он по-прежнему работает: таинственный владелец не сдаётся и, как ни странно, находит своих клиентов. Но что это за клиенты? Авантюристы, заговорщики, всякого рода тёмные людишки — те, кому хочется избежать лишних глаз и ушей, тайные любовники, перекати-поле, которым всё равно, где преклонить голову, и просто рисковые ребята, отчаянные поклонники маггловской экзотики. И будьте уверены, уж на что-что, а на экзотику при таком контингенте можно смело рассчитывать. Вот и сейчас отель открыт — угрюмо нависает над праздничной улицей. В нём горят всего несколько окон, но уверяю вас: за этими окнами происходит нечто куда более интересное, весёлое и жуткое, чем традиционный хэллоуинский маскарад…

Стоп, а это ещё кто? Тощий человек с дурацкой вихляющейся походкой движется мимо шумной толпы, мимо ярких витрин, прямиком к отелю. Старательно шаркает ногами по истёртому коврику… Смотрите, он собирается войти! Стой, парень, одумайся! Не надо, не на… Всё, поздно. Ну что ж, войдём и мы.

***

— Ты колдун? — спросил мистер Джоунс. Джоунси, как звала его Бет — администратор отеля и, по совместительству, старшая сестра Стэна.

— Я маг, сэр, — мягко поправил тот.

— Одна херня, — Джоунси смачно плюнул в блестящую металлическую урну. — Насмотрелся я на вас. Хотя, дьявол меня подери, на кого я только не насмотрелся. Пятьдесят лет уж тут работаю, со дня, значит, открытия, и бывало всякое. Одни «Роллинг Стоунз» чего стоят, торчки, психи чёртовы. Но чаевыми никогда не обижали и за распиленную мебель исправно платили, да… — Старик замолчал, словно потерял мысль, покачивая плешивой головой.

Стэн, робея перед этим патриархом всех портье, тоже молчал. Он вообще изрядно нервничал: новая должность да ещё и в маггловском отеле здорово пугала, несмотря на стаж кондуктора в «Ночном рыцаре». Хотя уж там была работа — впору утопиться. Всё равно, что скакать на бешеном тестрале день и ночь. И всё-таки, если бы не просьба Бетти, которая уже не знала, где взять портье в «нехороший» отель, он бы сюда не сунулся.

— Звать-то тебя как? — отмер Джоунси.

— Стэнли Шанпайк, сэр.

— Стало быть, Стэн. Ты же не думаешь, что тебя тут будут величать полным именем?

— Не думаю, сэ…

— Заткнись.

Он пошарил в обшарпанной тумбочке, извлёк маленькую шапочку и водрузил её на голову Стэну, больно щёлкнув по подбородку эластичной тесёмкой.

— Носи, на стаптывай, — Джоунси прищурился и вдруг хрипло рассмеялся. — Подумать только: я носил эту дурацкую штуковину пятьдесят лет, чёрт возьми!

Стэн вежливо улыбнулся в ответ. Чёртова тесёмка жала немилосердно.

— Ладно, — Джоунси поднялся и широким жестом обвёл каморку портье, — владей. Не забывай записывать посетителей, как я сказал, не отключай связь — никогда не знаешь, чего заблажается этим сукиным детям, то есть, нашим дорогим постояльцам. — Он надел пальто и теперь сосредоточенно наматывал шарф на морщинистую черепашью шею. — Запомни, парень: держись подальше от полуночников, детей, шлюх и не ввязывайся в споры между мужем и женой. — Джоунси склонил голову, утопив подбородок в складках шарфа (сходство с черепахой стало почти полным), строго посмотрел на Стэна. – И вот ещё что: держи свой член в штанах!

— Ну что вы, сэр! Я, безусловно, ни в коем случае…

Но Джоунси только вздохнул.

— А когда просишь чаевые, протяни руку вот так и улыбнись.

Стэн попытался повторить ритуал.

— Улыбнись, улыбнись! И если какой-нибудь ублюдок не заплатит, то скажи: «Чтоб ты сдох!» — работает безотказно.

— Чтоб ты сдох, — послушно повторил Стэн.

— Да про себя, болван, — добродушно проворчал Джоунси, раскуривая сигару. — Ну, вроде всё. Удачи.

С этими словами он вышел, и Стэн остался полноправным хозяином каморки и гостиничной стойки — единственным ночным портье отеля «Монсеньор».

Первым делом он переоделся в синюю униформу и с наслаждением оторвал тесёмку от шапочки — та и без неё прекрасно сидела. По крайней мере, Стэн считал именно так. Он прошёлся по каморке, раскланялся с воображаемыми посетителями и, решив, что получается у него отлично, вышел за стойку.

Именно в этот момент в полутёмном холле зазвенел колокольчик, и хлопнула входная дверь…

Люкс для новобрачных
Последний ингредиент


При звуках женского голоса, он огромным прыжком заскочил обратно в каморку. Сердце бешено стучало где-то под приколотой к груди карточкой с именем. Стэн не ожидал, что это будут именно женщины.

Две спорящие взахлёб женщины.

Они были уже у стойки. Стэн выглянул из-за побитой молью плюшевой шторки — ему хотелось сначала рассмотреть своих первых клиентов.

А посмотреть было на что.

Первая, худощавая брюнетка, обладательница низкого грудного голоса, была одета во что-то вроде маггловского брючного костюма — чёрного, облегающего. Этот костюм делал её ещё стройнее, а кожа казалась очень белой, почти алебастровой. Короткие, выше плеч прямые волосы пребывали в небрежности того рода, который, как Стэн догадывался, стоил у парикмахеров кучу денег. Глаза незнакомки воскрешали в памяти два слова — «антрацит» и «пуля». Уголки её широкого ярко-алого рта были недовольно опущены, а во взгляде и манере держаться было нечто такое, отчего Стэн вдруг обрадовался, что причина недовольства — не он.

Зато при взгляде на вторую вспоминался пирог с патокой, который пекла матушка Стэна. Почтенная миссис Шанпайк была женщиной щедрой, и пирог, вышедший из её рук, буквально истекал горячим сиропом. Патока мешалась с крупинками корицы и крошками, на которые распадалась хрусткая корочка, и он буквально таял во рту…

Именно вкус того пирога ощутил Стэн, разглядывая пышногрудую статную красавицу, облачённую в нечто среднее между мантией и маггловским коротким плащом — последний писк среди модниц. Тёмно-васильковая ткань подчёркивала нежную смуглоту кожи, крупные бледно-золотые локоны лениво струились по округлым плечам, а лицо не портила ни гримаса недовольства, ни сигарета, которую она вытряхнула из пачки и зажала в уголке пухлых губ. Брюнетка тут же повернулась, выхватила у неё сигарету и прикурила сама.

Стэн судорожно выдохнул и наконец прислушался к разговору.

— …То есть тебе можно курить? — возмущалась светловолосая.

— Мне — можно.

— И почему же?

— У меня нервная работа, во-первых. — Брюнетка стряхнула пепел прямо на ковёр. — Я делаю это потому, что люблю, а не потому, что это модно среди министерских дурочек — во-вторых.

— А я тебе кто? — Голосок обиженно зазвенел. — Тоже министерская дурочка?

— Лав, не пори чушь, я её на работе наслу…

— Вот! Работа, работа, работа! Ты даже сегодня опоздала, хотя мы договорились о выходных еще месяц назад!

— Я же извинилась.

— И что тебя так задержало, интересно? Может, назначала отработку старшекурсницам? Надеюсь, они были плохими девочками?

В воздухе словно заплясали искры; брюнетка вдавила сигарету прямо в стойку.

— Попридержи свой длинный язык!

Блондинка бесстрашно фыркнула.

— Помнится, ночью мой длинный язык тебя вполне устраивал…

При этих словах Стэн поперхнулся воздухом и закашлялся. Клиентки тут же замолчали и перегнулись через стойку, пытаясь заглянуть в каморку. Надо было выходить. Стэн одёрнул униформу, поправил шапочку и, лучезарно улыбаясь, выплыл из-за шторки.

— Дамы, приветствую вас в отеле «Монсеньор»! Я Стэн. Чем могу служить?

Эти слова подействовали на «дам» по-разному: темноволосая незаметным взмахом палочки уничтожила окурок, а её спутница выпрямилась и повела плечами, отчего расстегнулись две верхних пуговки на васильковом наряде.

— Добрый вечер. Моя фамилия Паркинсон, и я…

— Панси, — вклинилась блондинка, как бы невзначай опираясь грудью на стойку. — А я Браун, Лаванда Браун. — Она тягуче улыбнулась, поглаживая холёной ладонью шишечку звонка. — Мы заказывали номер для любовников.

— Для лю… Лю… Люкс для новобрачных, вы имеете в виду? — прохрипел Стэн. Ему вдруг опять стало не хватать воздуха.

— О, я имею в виду только то, что говорю, — мурлыкнула Лаванда, крутя третью пуговку.

Панси закатила глаза.

— Да, мы вселяемся в люкс для новобрачных, Стэн. — Она щёлкнула пальцами у него перед носом. — Вы меня слышите?

— Да. Да, конечно, миссис…

— Мисс.

— Мисс. Мисс Паркинсон, то есть. — Стэн окончательно запутался и, с усилием отведя взгляд от Лаванды, пододвинул им книгу регистрации и перо с чернильницей.

— А что с багажом? — Панси указала палочкой на чёрный кожаный саквояж. – Мы должны сами?..

— Нет-нет, ни в коем случае! — Стэн выскочил из-за стойки. — Это же маггл… М-м, немагический отель, так что позвольте мне.

Он подхватил саквояж, который Панси несла с такой лёгкостью, и чуть не завалился набок: тот был словно набит кирпичами. Внутри что-то звякнуло. Стэн тут же выпрямился и, попытавшись принять непринуждённую позу, выдал первое, что пришло на ум:

— А в номере вас ждёт шампанское!

Лаванда смеялась в открытую, и даже недовольный рот Панси сложился в подобие лёгкой улыбки. Стэн вдруг подумал, что они, пусть и совершенно разные, чем-то неуловимо похожи.

— Ну что ж, тогда мы пойдём, — сказала Панси.

— Погоди, надо дать на чай. — Лаванда порылась в сумочке и пальчиком медленно подтолкнула по стойке пару сиклей. — Я всё правильно делаю, Стэн?

— Э-э…

— О, да хватит уже! — Панси подхватила Лаванду под локоть и потянула к лифту для посетителей. Угнетаемый загадочным багажом Стэн тащился следом.

Сопроводив дам в царство пушистых ковров, розовых портьер и прочих общепризнанных атрибутов новобрачной романтики, Стэн вывалился в коридор, где столкнулся с пепельноволосой ведьмочкой в пестрой мантии.

— Привет! Меня зовут Луна, и я иду…

— В люкс для новобрачных, — докончил Стэн. — Позвольте проводить вас, мисс.

— Не стоит беспокоиться! — Луна обратила на него затуманенный взгляд. — Я не способна заблудиться, это у нас семейное, знаете ли. Просто сказала вам, куда иду, чтобы вы знали, что я знаю, и не волновались.

Стэн решил ничему не удивляться.

— А ваш багаж?

В ответ та застенчиво улыбнулась и продемонстрировала свою метлу: прутья были выкрашены в красный, жёлтый и зелёный цвета, а древко украшено кожаными шнурками, какими-то ленточками и резными колокольчиками.

— Я путешествую налегке.

— Чудно. Хорошего вечера, мисс… Луна.

— И вам, Стэн.

Потом он встретил и проводил до того же люкса двух одинаковых красавиц-индианок в ярких сари. Потом — ясноглазую пухленькую волшебницу, у которой на лбу словно было написано «Хаффлпафф»; при этом на фоне остальных она выглядела экзотично. Иными словами — абсолютно нормальной.

Возвращаясь на свой пост, Стэн думал: «Интересно, что могло собрать их вместе?»

***

— Шампанское! — Лаванда хлопнула пробкой. — Подставляйте бокалы, девочки!

Смеясь и шутливо отталкивая друг друга, все получили по порции жасминового шампанского и расселись на огромной кровати в центре номера.

— Вот это… — Ханна Эббот запнулась, подбирая слово.

— …траходром, — закончила Лаванда. Сёстры Патил засмеялись.

— За что пьём? — спросила Падма.

— За девичник!

— Хорош девичник — никто не замужем и не собирается, — хмыкнула Парвати.

— Ну, всё ещё впереди.

— О да, особенно у вас с Панси, — усмехнулась Ханна, прихлёбывая шампанское. Сёстры Патил синхронно сделали по глотку. Луна задумчиво понюхала свой бокал, и кончик её носа тут же порозовел. Лаванда томно прилегла на расшитое покрывало.

— Может, и нам когда-нибудь разрешат пожениться.

— Это вряд ли. — Панси как бы невзначай опустила руку ей на грудь. — А что, вы по-прежнему не пристроены?

— Да где уж, — встряла Лаванда. — Разве не знаешь, как у них: овдовеешь — изволь сгореть заживо на погребальном костре.

— Не говори ерунды! — вскинулась Падма. — Сати давно запретили, и вообще, это обычай магглов.

— Из-за вашей инквизиции и то больше ведьм сгорело, — добавила Парвати.

— Инквизиция это другое, там сживали со свету самых красивых и талантливых, а не овдовевших.

— Вовсе нет, — вмешалась Луна. — Талантливые как раз избегали костра и пыток, а вот несообразительные и недостаточно умелые не могли выбраться и погибали. Естественный отбор, понимаете? Как и говорил сэр Чарльз Дарвин.

Высказавшись, она ещё раз понюхала бокал и, тихонько напевая, отошла к гигантскому фикусу, обмотанному гирляндой цветных огоньков.

— Иногда я Луну просто боюсь, — пробормотала Ханна.

Лаванда подёргала её за подол широкой юбки.

— А у тебя как на личном фронте?

— Да никак.

— Совсем никак?

— Нет, ну что-то, конечно, есть. Но ничего серьёзного.

— А я всегда думала, что с Невиллом у тебя всё было серьёзно, — сказала Парвати. — Ай! — Это Падма ущипнула её и выразительно кивнула на Луну. Ханна задумчиво улыбнулась.

— Невилл, конечно, милый парень, но уж больно неземной. С Луной им как раз хорошо: у неё бзик на животных, у него — на растениях. Вон, смотрите, она фикус слушает.

Луна и впрямь наклонилась к фикусу, словно прислушивалась. Панси покачала головой и долила всем шампанского.

— Предлагаю перестать говорить о мужчинах.

— Погоди, сестрёнки ещё не высказались, — возразила Лаванда. — Ну, так что у вас?

— У нас — работа, — отрезала Падма.

— Салон предсказаний? Ну-ну!

— А что? Думаешь, мы там дурака валяем?

— Нет, вы там лапшу вешаете. На уши, — хихикнула Лаванда. Панси тоже улыбалась поверх бокала.

— Да что ты понимаешь! — возмутилась Парвати. — У нас лучший салон в городе!

— А мне погадаете? — вмешалась Ханна.

— Конечно! Как тебе? По какой методике?

— На внутренностях, — ехидно подсказала Лаванда, и Панси накрыла её подушкой.

— Ну я не знаю, — Ханна задумалась. — На жениха.

— На внутренностях жениха! — обрадовалась Лаванда из-под подушки. Тут уже расхохоталась и Ханна.

— Да ну вас! — обиделись сёстры. Панси, посмеиваясь, открыла вторую бутылку.

— Повторяю: давайте не будем говорить о мужиках. Хотя бы раз.

— Ладно, давайте говорить о работе. Как ваши дела, госпожа профессор?

Панси застонала.

— Как могут быть дела у хогвартского учителя? И пожалуйста, хотя бы сейчас не называйте меня профессором!

— А что такого? — Парвати незаметно пихнула сестру локтем. — Ты даже выглядишь очень по-профессорски.

— Точно, — сказала Падма. — Чёрный костюм, небрежная причёска — где-то я это уже видела.

— Вот что зельеварение с людьми делает, — подхватила Ханна.

— Очень смешно. Между прочим, за укладку я кучу денег отвалила.

— По-моему, тебя накололи.

— А чёрная одежда — это просто необходимость. Представьте себе пять-шесть уроков среди резаных ингредиентов и котлов — в белом шёлке тут не походишь.

— Тогда ладно, — очень серьёзно сказала Ханна. — А то я уж начала бояться: вдруг у тебя нос вырастет.

Панси показала ей язык.

— Со Снейпом мне в любом случае не тягаться.

— Кстати, а как дела у Снейпа? — спросила Парвати.

— Мне-то откуда знать, он же у нас больше не работает. Вроде бы, уехал в тёплые страны.

— Недавно он прислал Уизли письмо, — Луна отвлеклась от общения с фикусом. — В нём и колдография была. Они там очень красивые, Сириус так загорел.

— Они всё-таки с Блэком?

— Надо же, профессор из наших! — рассмеялась Лаванда.

— И что тут удивляться нехватке мужиков…

— Ханна, ну зачем они тебе? — Лаванда погладила её по коленке. — Переходи на нашу сторону.

— Нет, я всё-таки мужчин люблю.

— Так мы тоже их иногда используем.

— В смысле?

— В смысле, третьим. Скажи, Панси?

— Да, бывает.

Сёстры и Ханна смотрели на них с изумлением. Разрумянившаяся от шампанского Панси пожала плечами.

— Ну, это пикантно. Как приправа, понимаете?

Те переглянулись и в один голос ответили:

— Нет.

— О, мы бы вам показали. — Лаванда всё поглаживала Ханну. — Кстати, а помнишь, как на мой день рождения?..

— А что было на день рождения? — спросила Падма.

— Мы вызвали инкуба.

— Что?!

— Не вызвали инкуба, а сотворили, — поправила Панси. — При помощи зелья, ничего сложного.

— А давай ещё раз? — Лаванда вскочила с кровати. — Сегодня же Хэллоуин, мы ведьмы или нет?

— Не вижу проблем. Для основы у меня всё есть, остальное можно достать.

— Вы что, правда хотите сотворить инкуба? — воскликнула Парвати.

— Да вы с ума сошли! — вторила Ханна.

— А… какой он? — тихо спросила Падма.

— Вот, узнаю Рейвенкло! — Лаванда приобняла её и чмокнула в плечо. — А инкуб нормальный. Правда, несколько… Как это сказать? Желеобразный.

— Фу!

— Всё, что надо, у него твёрдое. — Панси уже азартно рылась в своём саквояже. — Лав просто хочет сказать, что инкуб такого типа полупрозрачный и легко может менять форму или, скажем, видоизменять конечности. Отращивать новые, увеличивать их, ну вы понимаете.

— Словно джинн из маггловской сказки про Алладина? — заинтересованно спросила Луна.

Как это обычно бывало после её вопросов, повисла пауза.

— Типа того, — наконец осторожно сказала Панси. Луна широко улыбнулась.

— Я бы с удовольствием на это посмотрела!

— Чудесно. Осталось найти оставшиеся ингредиенты.

Лаванда потянулась к телефону.

— В этом нам поможет портье…

***

Получив вызов из люкса для новобрачных (на шабаш, как сам он определил тамошнюю компанию), Стэн ожидал, что у него попросят мороженого, цветных свечей или, быть может, стриптизёра. Словом, ничего необычного. Но Панси с порога огорошила его вопросом:

— У вас есть ингредиенты для зелий?

— Да… Наверное. Может, на кухне что завалялось. — Стэн вдруг почувствовал себя неуютно: разогретые шампанским ведьмочки посматривали на него игриво и как-то многообещающе.

— Если не завалялось, купишь в аптеке. — Панси расхаживала по комнате, словно учитель перед классом. — Записывай: кастореум, сандаловое масло, роса с каштана, кедровая смола, муравьиная кислота, экстракт зверобоя, кровь дракона-трехлетки…

— А мне молочный коктейль, пожалуйста, — раздалось со стороны фикуса. Панси нервно потёрла висок.

— И молочный коктейль для Луны.

— С вишенкой? — уточнил Стэн.

— С двумя, — подсказали с кровати.

— С… двумя… вишенками… — записал Стэн. Захлопнув блокнот, он широко улыбнулся. — Один момент, дамы!

Уже на пороге он услышал:

— Панси, а откуда мы возьмём последний ингредиент?

— Ну это же очевидно, Лав…

Раздавшийся следом смех заставил его ускорить шаг.

***

— Вот всё, что вы просили! — Стэн старался не пялиться на фонтан в центре комнаты, из которого валили клубы пара. Ведьмы тут же окружили сервировочный столик и, разобрав ингредиенты, по очереди влили в фонтан. Пар стал гуще и приобрёл лиловый оттенок. Панси велела близняшкам мешать по часовой стрелке, подошла к Стэну и взяла его под руку.

— Спасибо, прекрасная работа.

— Ну что вы, мисс…

— Но это не всё.

— Э-э… правда? — Почуяв неладное, Стэн попытался отступить, но Панси держала крепко.

— Нам нужно ещё кое-что. — Раздавшийся за плечом голос лился горячей патокой. — Последний ингредиент.

В комнате вдруг стало очень тихо, лишь булькало в фонтане неизвестное варево.

— И что же это? — Стэн сам не заметил, как дошёл до стены и прижался к ней спиной. С одного бока у него была Лаванда, с другого — Панси.

— Мужское семя, — сказала последняя, понизив голос.

— Мужское… что?

— Им нужна ваша сперма, Стэн, — пояснила Луна, подхватывая со столика свой коктейль.

— То есть вы хотите, чтобы я… Но как?

— Как-как… — Панси сделала красноречивый жест. — Не мне тебя учить.

— Нет уж! — Стэн не знал, куда девать глаза. — Это не по правилам, и вообще, я вам не дойная корова.

— Скорее, бычок, — хихикнули у котла.

Стэн побагровел и начал вырываться.

— Галлеон на чай, — быстро сказала Панси. — И мы можем отвернуться, если хочешь.

Стэн представил себя перед котлом в окружении женских спин и стал вырываться с удвоенной силой, но тут к нему прижалась Лаванда.

— Панси, Панси, — укоризненно проворковала она, — разве можно так с мужчинами. Стэн, дорогой, я не буду отворачиваться. — Мягкие ладони скользнули по униформе и замерли на ремне. — Даже буду смотреть в глаза… если хочешь.

Загипнотизированный голосом и прикосновением, Стэн бессильно наблюдал, как Лаванда опускается на колени.

— Не надо, — выдавил он. — Пожалуйста.

Но тут Панси наклонилась совсем близко, шепча:

— Тебе понравится, — и запустила язык ему в ухо. Внизу звякнула ременная пряжка. Стэн успел увидеть, как Лаванда нежно улыбнулась Панси, а та положила ладонь ей на затылок и подтолкнула вперёд. Стэн взвыл и уставился в потолок: прилепленные там косомордые жирненькие купидоны позволяли отвлечься. Ровно до того момента, когда Панси, перестав вылизывать его ухо, глянула вниз и строго сказала:

— Лав, не вздумай проглотить! — И, уже Стэну, доверительно: — Всегда-то она глотает.

— Ой, — ответил Стэн. — И…извините.

— Ничего, — Панси похлопала его по плечу. — В первый раз у всех быстро.

— Мне тридцать с лишним лет! — возмутился Стэн.

— Тогда, э-э… извинения приняты, — рассеянно ответила Панси. Закусив губу и по-кошачьи прищурившись, она наблюдала, как Лаванда склонилась над котлом и выпустила из губ тягучую белую струйку. — Чудесно.

Зелье забурлило ещё громче, пар стал густо-лиловым. Ведьмы восторженно завизжали.

— Профессор, идём к нам! Эксперимент, кажется, удался!

Стэн, кое-как застегнул брюки, чувствуя себя использованным и позабытым, и обиженно выкрикнул:

— А мой галлеон?

Панси повернулась, смерила его задумчивым взглядом, и вдруг позвала:

— Лав, иди-ка сюда.

Замерев, Стэн наблюдал, как Панси сняла с неё блузку и юбку, оставив в одном нижнем белье персикового цвета, и начала целовать. Ведьмы у котла зааплодировали; кто-то завистливо выдохнул:

— Что творят, а?

Стэн видел свой галлеон, но забрать не мог: Панси катала его по блестящей от испарины ложбинке между грудей Лаванды, а та сладко постанывала. Потом галлеон «покатился» ниже, по животу, по кромке трусиков, и ниже, к влажному пятнышку, проступившему на ткани. Не в силах больше выносить это зрелище, Стэн со сдавленным воплем кинулся вперёд, выхватил галлеон и метнулся к дверям. За спиной грянул дружный хохот, тут же сменившийся удивлёнными вскриками. Стэн замер на пороге. Всё же ему было интересно, что получится из зелья. Он обернулся…

Варево загустело, вспухло и полезло из фонтана, словно дрожжевое тесто. Ведьмы, неотрывно глядя на него, отошли подальше. Из пластичной массы словно сталагмиты, выросли ноги, потом на них вползло туловище, голова, вытянулись руки. В итоге получился худощавый мужчина, вполне симпатичный, несмотря на некоторую студенистость и лиловый оттенок. Стэн с непонятной гордостью отметил, что тот похож на него.

— Ух ты! — выдохнула одна из близняшек. — И что же он умеет?

— А вот сейчас и узнаем. — Лаванда поманила его пальчиком. — Иди сюда, милый.

Инкуб выбрался из котла, но, сделав пару нетвёрдых шагов, остановился и протянул к Лаванде руку ладонью вверх.

— Что это? — удивилась та. — Чего он хочет?

— По-моему, — сказала Луна, посасывая вишенку, — вы создали инкуба, одержимого получением чаевых.

В наступившей тишине раздался слитный шорох: все ведьмы резко повернулись к Стэну. Тогда он наконец-то переступил порог.

И побежал.

***

С разгону Стэн влетел в свою каморку, задёрнул шторку и привалился к стене, пытаясь отдышаться. Мордредовы ведьмы! Да за такого инкуба они с него живьём кожу сдерут. Или решат, чего доброго, использовать вместо него портье, чтобы добиться своего, а Стэну, несмотря на приятный опыт, этого совсем не хотелось. Целый шабаш ему не осилить…

Раздался звонок вызова. Стэн выглянул из-за шторки. Ну конечно, люкс для новобрачных. С одной стороны, это было хорошо – значит, спускаться за ним никто не собирался. С другой, объясняться с рассерженной ведьмой тоже не хотелось.

Звонок всё надрывался. В конце концов Стэн решил, что игнорировать вызов — это непрофессионально (а себе пообещал, что хрен он сунется в этот номер опять), и взял трубку.

— Портье слушает.

Но вместо ругани из трубки раздался непонятный шорох и тихий смех.

— Слушаю вас, — повторил Стэн. — Я внимательно вас слушаю!

Смех умолк, зато раздался непонятный влажный звук и… Что это, стон?

— Стэн.

Он подпрыгнул и спрятал трубку за спину. К стойке неслышно подошла Луна.

— Я улетаю, — объявила она. — Спасибо вам за всё, коктейль был очень вкусный.

— Ага…

— И ещё: фикусу в том номере не нравится, что на него вешают гирлянды. И горничная протирает его листья слишком грубо. Вы не могли бы что-нибудь с этим сделать?

— Ага…

Луна кивнула, шагнула к выходу, но тут же вернулась.

— Чуть не забыла, — она выложила на стойку три серебряных монетки. — Этого достаточно?

— Ага… Луна!

— Что?

— Твои… — Стэн показал ей телефонную трубку, — как твои подруги?

— О, — Луна улыбнулась, — у них всё прекрасно, можете не сомневаться.

И вышла.

Стэн опять прижал к уху трубку, но, услышав вскрики и громкие многоголосые стоны, отшвырнул её, словно обжёгся.

— Прекрасно, да уж, — пробормотал он, сгреб со стойки монетки и добавил к полученному галлеону. А ведь это только начало ночи, подумал он.

Что же дальше будет?

Комната 404
Не тот человек


Лед. Целое ведро простого льда. И ради этого пришлось отрывать задницу от стула и тащится на четвертый этаж. Будто они там сами не способны наколдовать лед. Впрочем, судя по голосам, уже не способны. Компания была в крайней степени опьянения, и даже номер смогли выговорить далеко не сразу. Хэллоуин, мать вашу. Отметь так, чтобы наутро не вспомнить о том, что он вообще был. Отлично, просто отлично! Главное, чтобы не заблевали мебель и ковры, а то от той ядреной гадости, что вливают в себя недавние выпускники Хогвартса, даже на каменных полах остаются дыры.

В коридорах четвертого этажа было на удивление тихо. И не скажешь, что где-то рядом проходит вечеринка. Обычно они бурлили не только в комнате, но и выплескивались в коридор и даже окна. Но тут было на удивление спокойно – похоже, веселились очень благовоспитанные волшебники.

Стэн нашел нужный номер, постучал в дверь, и та с тихим скрипом отворилась.

— Добрый вечер? — спросил он, входя внутрь.

В номере было темно, и ничего не напоминало о разудалой вечеринке, звуки которой он слышал буквально пять минут назад. Здесь было тихо. Только из распахнутых настежь окон доносился уличный шум. Красные занавеси зловеще колыхались, напоминая призраков.

— Кто-нибудь есть? — спросил Стэн.

Похоже, вызывавшие его пьяницы так и не вспомнили номер комнаты, и он попал не в тот номер.

— Привет, Станислав… — раздался тихий, сексуальный женский голос.

Так Стэна не называли уже давно, чему он был безумно рад.

Дверь захлопнулось, в комнате, как по мановению волшебной палочки, вспыхнули с десяток свечей. Хотя почему «как»? Палочка имелась в наличии и была направлена Стэну в лицо. Ее держала прекрасная блондинка в длинном шелковом халате. И в этом не было бы ничего страшного, если бы ее взгляд не предвещал проблемы, а за ее спиной не был привязан к стулу светловолосый мужчина. На нем были кальсоны и длинная сорочка, застегнутая на все пуговицы. Во рту у него торчал кляп.

— Простите, это номер четыреста четыре? — Голос Стэна прозвучал жалко.

Дама прижала палочку прямо к горлу, уткнув в кадык, и прищурила глаза. Стэн сглотнул. Было полное ощущение, что сейчас она произнесет особо неприятное проклятие, и у него отвалится голова. Да, именно так — отвалится голова. Он буквально чувствовал, как зашевелились волоски на шее.

— Похоже, я зашел в неподходящее время.

— Главное не то, что время неподходящее, главное, что ты здесь, — дама натянуто улыбнулась. — Давно мечтала познакомиться с… — Она бросила взгляд на связанного мужчину, — «милым другом» моего обожаемого супруга.

Супруг поднял бровь. Стэн подумал, что где-то его видел. Правда вспомнить, где и при каких обстоятельствах очень мешала волшебная палочка у горла.

— Послушайте, произошла большая ошибка. Меня действительно зовут Станислав. — Дама улыбнулась шире. — Но я всего лишь портье…

— Экспелеармус! — произнесла дама.

Палочка вылетела из заднего кармана брюк, а самого Стэна силой заклинания впечатало в дверь. Шапочка слетела с головы, ведерко со льдом упало, и он сам сполз на пол. Перед глазами все поплыло, комната закружилась, улыбка дамы превратилась в злобный оскал. Из-за шума в ушах Стэн даже не сразу понял, что она продолжает что-то говорить. Он просто ее не слышал.

Он лежал на потертом ковре и смотрел на красивую женскую ножку. Очень красивую: с изящной лодыжкой, высоким подъемом, обутую в черную туфлю на высокой шпильке. На очень высокой и острой шпильке. Сложно было представить, зачем нужны такие каблуки, разве что их можно использовать как оружие. Должно быть очень больно, когда такой шпилькой наступают на руку.

Дама присела, мазнув полой халата по лицу, и снова наставила на него палочку.

— Что, «милый друг» Станислав, пообщаемся в тихом семейном кругу?

Мужчина закатил глаза. Нет, определенно, Стэн где-то его видел. Конечно, работая кондуктором, он встречал едва ли не всех британских волшебников, но этот тип… Похоже он попадался в светской хронике «Пророка». Да, точно! Был еще какой-то семейный скандал. И, похоже, он оказался в эпицентре.

— Муж изменяет вам с мужчинами?

Стэн сразу подумал, что зря это сказал. Глаза дамы опасно блеснули, она схватила его за шею и потянула вверх.

— Сейчас разберемся, Станислав! — Ей явно нравилось произносить это имя. — Ты ведь Станислав?

Стэн, кряхтя, поднялся, решив, что лучше не сопротивляться сумасшедшей. Пальцы у дамы были, словно мраморные, и очень больно впивались в кожу.

— Меня зовут Стэн, — прохрипел он. — Просто Стэн.

— Хорошо… Стэн. Ты говоришь, муж мне изменяет? — Она за ухо, словно нашкодившего мальчишку, подтащила его к привязанному к стулу мужчине.

Тот вовсе не выглядел ни испуганным, ни удивленным. В его глазах мелькали искорки веселья. Похоже, это был какой-то гребаный спектакль. Цирк сумасшедших!

— Станислав, — дама наклонилась к нему, коснувшись длинным локоном щеки, — думаю, ты способен оценить всю пикантность ситуации. Ты, я, — она провела пальчиками по щеке мужа, словно лаская его, — мой дорогой Люциус…

Люциус! Кажется, в Британии был лишь один волшебник с таким именем — Люциус Малфой. Все стало выглядеть еще хуже. По слухам, Малфои отличались весьма крутым нравом. И еще неизвестно, кто из них был опасней — Нарцисса или Люциус. Связываться с богатейшими и темными волшебниками пришло бы в голову только сумасшедшему. Прибьют, а потом скажут, что так и было.

Сразу стали известны и детали скандала – Рита Скитер опубликовала в «Ведьмополитене» разгромную статью о похождениях Малфоя. Стэн ее не читал, просто видел фотографии и заголовки, когда был у Мэри. Кажется, там даже упоминался министр Шеклболт, — впрочем, тот все отрицал.

— Послушайте, я совершенно ни при чем, — пробормотал Стэн.

Он очень надеялся, что миссис Малфой на самом деле не думает, что он любовник ее мужа.

— Не перебивай. — Дама почти коснулась губами уха Стэна. От нее немного пахло алкоголем. — Так вот, дорогой мой Станислав, я требую извинений.

— Я ничего не сделал.

— Просто извинись — и мы тебя отпустим. Правда же, Люциус? — Тот никак на это не отреагировал. — Видишь, он тоже согласен тебя отпустить.

Просто извиниться? Почему бы нет? Какая собственно разница, что говорить. Главное убраться отсюда и побыстрее.

— Я извиняюсь, — пробормотал Стэн. И добавил чуть громче, когда почувствовал, как холодные пальцы миссис Малфой сильнее сжали шею: — Я прошу прощения!

— За что же ты извиняешься?

Стэн посмотрел на мистера Малфоя и сказал:

— За то, что спал с вашим мужем.

Мистер Малфой приподнял обе брови и издал какой-то звук. Миссис Малфой хищно улыбнулась.

— Лучше извинись за то, что трахал моего мужа.

Тот прищурился. Стэн сглотнул. Конечно, миссис Малфой выглядела очень опасно, но она не шла ни в какой сравнение с бывшим Пожирателем смерти. Пусть и оправданным, но слухи до сих пор ходили вполне определенные. Говаривали, что Малфой был специалистом в пыточных проклятьях. И слыл большим затейником в бескровных мучениях жертв. Доказательства, конечно, отсутствовали, но, как известно, дыма без огня не бывает. Стэну очень не хотелось злить мистера Малфоя. Еще неизвестно, насколько хорошо он связан. Палочка ткнулась в шею сильнее. Наверняка останется синяк.

— Мы ждем, Станислав. Ты ведь не хочешь меня разочаровать?

Стэн зажмурился и выпалил:

— Прошу прощения, что трахал вашего мужа, мадам Малфой.

Ничего не произошло. Вселенная не взорвалась Малфой, не вырвался и не проклял его. В распахнутые окна все так же дул пронизывающий ветер, а дыхание миссис Малфой согревало ухо.

— Вот и хорошо, молодец!

Палочка у его горла исчезла, и миссис Малфой одобрительно похлопала Стэна по щеке.

— Как думаешь, дорогой, стоит простить его? Такой милый мальчик…

Стэн приоткрыл один глаз. В глазах мистера Малфоя читалась отчаянная скука.

— Ну же, милый, от твоего ответа зависит, отпустим мы Станислава или сначала придется его наказать. Думаю, тот стэк, что ты подарил мне на прошлое Рождество, отлично подойдет. Может, если я отхлестаю бедного мальчика по тощей заднице, это тебя, наконец, заведет?

Мистер Малфой закатил глаза, но его бледные щеки слегка окрасил румянец. Стэн сжал кулаки, чтобы унять дрожь. Как бы не оказаться выпоротым в этих ролевых играх между супругами. Впрочем, лучше исхлестанная задница, чем оторванная голова.

— Ну так что, простить его?

Малфой, разумеется, не ответил. Совершенно абсурдная ситуация. Стэн почувствовал, как по виску начала путешествие капелька пота. Он даже боялся лишний раз дернуться, чтобы стереть ее.

— Миссис Малфой, простите, — Слэн сглотнул, — но мне кажется, он ответил: «Да».

Мистер Малфой закрыл глаза, его жена прищурилась. За первой, которая уже заползла за воротник, отправилась вторая капелька пота. Похоже, он сказал что-то не то.

— Ты думаешь, что я дура, Стэнли?

— Конечно нет, мадам! — Он попытался вложить в эти слова как можно больше искренности.

— Думаешь, я не вижу во рту у собственного мужа кляп? При том, что лично заткнула его грязный рот! — Она приставила палочку к лицу Стэна; ее глаза опасно блеснули. — Не двигайся и не дыши.

Миссис Малфой поднялась, призвала палочку Стэна и исчезла за дверью ванной комнаты.

Надо было бежать. Правда, сначала хотелось вернуть свою палочку. Стэн не знал, что в данном случае приоритетней: убежать, сообщив в министерство, что Малфои сошли с ума, или попытаться спасти свою палочку, а уже потом обездвижить их и ретироваться. В первом случае Малфои вполне могли подать иск об оскорблении. С них бы сталось, а неприятности Стэну не были нужны.

Мистер Малфой что-то промычал. Стэн попытался понять, что именно, но не смог. Малфой замычал более интенсивно и пару раз дернул головой. Стэн нервно оглянулся на дверь ванной, за которой Нарцисса напевала очередной хит Селестины Уорлок. Наверное, немного времени у них есть.

— Что?! — спросил он, выдирая кляп.

— Если не хочешь провести в нашей компании всю ночь, развяжи меня!

Мистер Малфой даже не выглядел особо рассерженным. Хотя он мог притворяться.

— Послушайте, скажите своей сумасшедшей жене, что это все большое сраное недоразумение!

Малфой ухмыльнулся, и от этой ухмылки Стэну стало очень нехорошо.

— Думаешь все так просто? Раз ты вышел на сцену, придется сыграть спектакль до конца. Роль не слишком трудная, главное — не дергайся. В худшем случае она тебя выпорет. — Взгляд Малфоя принял мечтательное выражение. Чертов извращенец. — Впрочем, если мечтаешь сбежать — развяжи.

— Чтобы вы, после того, что я тут наговорил, придушили меня? Ну, уж нет!

Стэн никак не мог отделаться от ощущения, что Малфой только выглядит спокойным и доброжелательным. И что стоит отвязать его от стула, как ситуация станет куда опасней. В конце концов вовсе не Нарцисса была приближенной Того-кого-нельзя-называть.

— Боже, какой идиот! — вздохнул Малфой.

— Зная о вашей репутации, уж лучше быть идиотом, чем трупом.

Голос миссис Малфой стих.

— Она возвращается. Раз уж решил продолжить игру — верни кляп на место. Иначе, боюсь, Цисси все же опробует на тебе стэк. — Малфой ухмыльнулся, и Стэн с превеликим удовольствие заткнул ему рот кляпом.

Но он закончил на мгновение позже, чем стоило, — миссис Малфой выплыла из ванной.

— Стэнли, — ее голос был полон разочарования, — а я уж подумала, что могу тебе доверять.

— Я просто дал ему подышать! — Он попытался изобразить на лице невинность, но, похоже, у него плохо получилось.

— Не стоило. Моему мужу нельзя позволять раскрывать рот — это всегда заканчивается проблемами, Стэнли. Ты же не будешь возражать, если я буду называть тебя Стэнли? — Она снова наставила на него палочку. На мгновение показалось, что на ее кончике показался зеленый огонек.

Нет, он совершенно не собирался возражать этой чокнутой. Тем более что Стэнли звучало куда лучше, чем жуткое «Станислав». Кому в Британии в здравом уме придет в голову называть кого бы то ни было Станислав?! Правда, Нарцисса явно не в здравом уме. И хорошо если дело только в алкоголе и ролевых играх, а не сумасшествии и галлюциногенных зельях. Некстати вспомнилось, что ужасная Беллатрикс Лестрейндж была родной сестрой Нарциссы.

— Нет, конечно! Как вам будет угодно, мадам.

— Одно время у нас жил павлин по имени Стэнли. Не спрашивай, почему его так звали. Люци такой затейник… Очень красивая была птица, но ужасно глупая. Кажется, Люциус любил его едва ли не больше, чем меня. Он его кормил, сажал рядом с собой на скамейку, разговаривал, гладил, а эта дурная птица нежно щипала его за ухо. Знаешь, так иногда делают совы, а тут — павлин. Меня это так умиляло… — Она смахнула со щеки невидимую слезу. — Хотя, ты совершенно не похож на павлина, даже облезлого. Но не разочаровывай меня, Стэнли. Побудь сегодня павлинчиком. Кусни Люциуса за ухо. Уверена, ему понравится.

Стэн засмеялся бы, если бы не палочка, которую сумасшедшая дама направляла прямо на него. Все походило на какой-то сон. Не то чтобы кошмарный, скорее бредовый, когда нормальным кажется то, что никак не может быть нормальным в реальной жизни. Стэн даже ущипнул себя за ногу, чтобы убедиться, что он не уснул за стойкой. Увы, проснуться не получилось.

— Ну же, Стэн, я жду. Люциус ждет. — Она приблизилась.

Стэн отпрянул.

— Послушайте, если это какой-то чертов обряд, я не собираюсь принимать в нем участие. Я всего лишь портье, а не мальчик по вызову!

Луч заклинания прошел в дюйме от его уха, почти подпалив волосы. Ваза за спиной разлетелась осколками, часть угодила ему в спину. Он едва не заорал.

— Поверь, Стэнли, ты не хочешь, чтобы в следующий раз я попала тебе в голову. Давай, чертов павлин — укуси моего мужа за ухо!

Стэна уже потряхивало. Он наклонился над Малфоем и откинул белую прядку волос, открывая ухо. Тот смотрел на жену взглядом, говорившим: «Ты за это ответишь, дорогая».

— Не стесняйся!

Руки у Стэна дрожали. Ну, ничего же страшного, да. Просто коснуться губами или зубами уха богатейшего волшебника Британии и по совместительству бывшего террориста, запытавшего до смерти и сумасшествия десятки людей. Нет, правда, какая ерунда! Всего лишь укусить обычное мужское ухо — с зеленой сережой-гвоздиком в мочке.

Мурашки пробежались от шеи до задницы и устроили гнездо где-то в районе поясницы. Отвратительное ощуение. Сейчас он укусит Малфоя, а завтра его труп найдут на дне Темзы. Или не найдут. Стэн Шанпайк просто исчезнет, словно его никогда и не было. А все потому что он, как обычно, оказался не в том месте и не в то время. Вот дерьмо!

— Послушайте! Я не собираюсь играть в ваши идиотские игры! – Он резко выпрямился

— Скоро уже все закончится. Я отдам тебе палочку, и ты отправишься домой к своей мамочке, Станислав, — снисходительно произнесла Нарцисса.

В ее улыбке ощущалась издевка. У Стэна потемнело в глазах.

— Стэн. Меня зовут Стэн. Ни Стэнли, и тем более не Станислав! — Он выплюнул это дурацкое имя. — Я не знаю, зачем моя мать так меня назвала, может, в память о родине, из которой бежала, когда ей было десять, или еще о каком-нибудь дерьме. Я не знаю и знать не хочу! Но вы только попробуйте представить, как себя чувствует ребенок с таким именем, оказавшись в толпе неуправляемых придурков в Гриффиндоре?! «Станислав, так могут звать только уродов со Слизерина!», — передразнил он старого недруга. — «Вали в свой гребаный Дурмштранг, Станислав!» Нет уж! Можете хоть заавадить меня, но больше никто, никогда не посмеет назвать меня Станислав! Я — Стэн! Можно даже «Стэнни-придурок» — но не это дурацкое Станислав! – В конце он уже почти кричал.

Мадам Малфой слушала проникновенную речь с интересом. Ее палочка даже не дрогнула. Мадам приподняла бровь и ласково улыбнулась.

— Надо же, какой ты оказывается горячий парень, Стэн. Думаю, ты заслужил себе право называться так, как хочется. — Она протянула ему руку. — Можешь называть меня Нарцисса, или даже Цисси.

Стэн осторожно пожал холодную ладонь, и Нарцисса притянула его к себе.

— Ты впечатлил меня. А меня уже давно так не впечатляли. Все эти лебезящие придурки, включая мужа, делающие все, что я захочу. Кто бы мог подумать, что в таком невзрачном мужчинке скрывается настоящий огонь.

И она его поцеловала.

Это был вовсе не невинный дружеский поцелуй. Язык Нарциссы скользнул между его губ, приоткрывая их, проник глубже. Губы у нее были горячие, и на вкус — как дорогое эльфийское вино, сладкое и будоражащее. Яркое, мягкое, страстное, как и сам поцелуй.

У Стэна закружилась голова, и он вцепился в плечи Нарциссы, чтобы не упасть. Она казалась такой хрупкой и беззащитной, представилось, как он обнимает ее, а она прижимается к нему всем телом. Ее набухшие соски скользят по его груди, нога ложиться на талию. В реальности ничего еще не произошло, но кровь уже прилила к члену, который так не вовремя начал подниматься. И неизвестно, чем бы все закончилось, если бы мистер Малфой вдруг не захрипел и не забился в путах.

Нарцисса отпрянула от Стэна и бросилась к мужу. Глаза у него закатились, на лбу появилась испарина.

— Это сердце! В ванной, в шкафчике есть зелье. Принеси его! Быстро! — приказала она, вытаскивая у мужа кляп.

Доигрались. Стэн бросился в ванную. Шкафчик оказался забит разными зельями — ни одно не было подписано.Тут же лежали таблетки, стояла бутылка огневиски, и всякая дребедень — презервативы, искусственный член, перевязанный кокетливой зеленой ленточкой. Проклятые извращенцы.

Что именно нужно было принести, Стэн так и не сообразил. Он перебрал несколько флакончиков, пытаясь на запах определить нужное — но он никогда не был силен в зельеварении. Единственное, что оказалось подписано — тюбик с любрикантом, который Стэн, недолго думая, отправил себе в карман. Пригодится.

Что за зелье нужно было для Малфоя, он так и не понял, зато нашел на раковине свою палочку, а повернувшись, увидел окно. Мысль сбежать появилась спонтанно. Конечно, нехорошо оставлять умирающего человека без помощи, но в конце концов у него есть жена. А он кто? Всего лишь портье. И не подписывался помогать Пожирателям смерти. Не важно, бывшим или нет.

Он вскочил на мраморный унитаз и попытался пролезть в окно. Впрочем, он быстро понял, что идея оказалось дурацкой — все же четвертый этаж не слишком подходит для того, чтобы прыгать. Окно выходило на пустынный задний двор, где из всех живых существ были только дикие книззлы, прячущиеся в мусорных баках. Один из них мяукнул и задрал голову. Похоже, решал, хватит ли ему на обед, если Стэн вывалится из окна. Найти тут помощь не было ни единого шанса.

Сверху раздался какой-то звук. Стэн с трудом повернулся и увидел устрашающую рожу. Ее обладатель свешивался из окна этажом выше. Это был мужчина не старше самого Стэна с грязными темными патлами, свешивающимися по обе стороны лица.

— Привет? — улыбнулся Стэн.

Он не был уверен, что его услышали. Глаза у мужчины закатились, он надул щеки и сглотнул. Похоже, ему было совсем нехорошо.

— Лед… — прохрипел он.

Стэну пришлось быстро ретироваться, чтобы не испачкать форму. Черт бы побрал этих пьяниц! Он ощупал дрожащими руками лицо.

— Стэн, твою мать, где ты! — раздался голос Нарциссы. — Он сейчас сдохнет у меня на руках. Поверь, ты не хочешь, чтобы я вкатила тебе иск!

— Я ничего не нашел! — заорал Стэн в ответ и снова бросился к шкафичку.

— Зеленый флакон, на верхней полке! Говорила ж, чтоб не мешал огневиски с возбуждающим. Никогда не слушает.

Стэн нашел нужное зелье и бросился назад. Люциус Малфой лежал на полу в рубашке с разорванным воротом, а Нарцисса пыталась привести его в чувства, сочетая «Энервейт» с похлопываниями по щекам.

— Все же ты меня любишь, дорогая, — вдруг сказал тот и улыбнулся.

Нарцисса отпрянула от него.

— Ты что, притворялся? — прошипела она.

Стэну бы сейчас очень не хотелось оказаться на месте Малфоя, но тот, похоже, не чувствовал опасности.

— Не совсем. Я имею полное право получить сердечный приступ, увидев как ты целуешься с симпатичными мальчиками.

— Что?! — она влепила ему пощечину и поднялась. — Что б я еще хоть раз участвовала в твоих играх! Никогда!

— Цисси, перестань. Я только что убедился, что твои чувства все еще не угасли.

Малфой медленно встал с пола и уселся на стул. Его слегка пошатывало, но он продолжал гадко улыбаться. Он потер шею. Нарцисса тоже поднялась и наставила на мужа палочку.

— То, что я не хочу, что бы ты сдох в третьесортной гостинице, еще ни о чем не говорит. Впрочем, я уже готова пойти на такие жертвы. Думаю, Драко меня поймет.

— Простите, — наконец решил вступить Стэн, — я могу идти?

— Иди, — махнул рукой Малфой.

— Нет, стой. — На губах Нарциссы опять появилась хищная улыбка. — Не торопись. Как я могу отпустить такого мачо. Я все еще помню ту жаркую ночь…

— Что?! — Стэн и Малфой посмотрели на нее с одинаковым удивлением.

У Стэна екнуло сердце. Он уже надеялся, что легко отделался.

— Ну как же, Стэн, ты же не мог меня забыть? Я-то точно тебя буду вспоминать еще долго. Член такого размера забыть не легко. А уж как быстро он затвердел после того, как я отхлестала тебя плетью — это что-то невероятное. Ты бы видел, Люци.

Стэну стало не хорошо. Он сделал шаг к двери. Взгляд Малфоя не предвещал ничего хорошего, только медленную мученическую смерть.

— Член, говоришь? — прошипел он.

Стэн никогда не жаловался на размеры, но от этих слов, казалось, что его член даже уменьшился.

— О да, этот невероятный фаллос! Небывалых размеров пенис, на который в старые времена молились бы жрицы. Ты бы смог оценить его в полной мере. Ты бы знал, как приятно он ощущается во рту.

— Что за бред! — У Стэна как-то резко пропал голос.

— Давай проверим. Ну как покажи, что ты там прячешь в штанах, Стэн, — грозно зыркнул на него Малфой.

Извращенцы! Стэн отступил еще на шаг. Еще немного — и он труп. Точно труп. Малфой сейчас его прибьет, а потом они вдвоем выкинут его труп в окошко в туалете. Прямо в мусорный бак.

— Это очень-очень плохая идея, — пробормотал он.

— Я настаиваю, — Малфой поднялся.

— Инкарцеро! — взмахом палочки Нарцисса снова привязала мужа к стулу. — Твои шуточки могут очень плохо кончится, дорогой. Мы установили правила игры, а ты их нарушил…

Стэн не стал дослушивать, и выскочил за дверь. Встревать между мужем и женой, особенно между такими мужем и женой, он не собирался. Хватит с него на сегодня приключений! Он едва ли не в припрыжку направился к лестнице. Навстречу ему шел молодой человек с густыми бровями и омерзительной улыбочкой.

— Простите, где комната четыреста четыре? — спросил тот на не очень хорошем английском.

— Понятия не имею, — ответил Стэн и пошел дальше по коридору.

Уже у лестницы он услышал, как хлопнула дверь, и до него донесся голос Нарциссы: «Привет, Станислав…» Но до этого Стэну уже не было никакого дела.

Продолжение в комментариях.

@темы: фемслеш/юри, фанфики, слеш/яой, джен, гет, Четыре комнаты, Harry Potter

Комментарии
2015-03-23 в 22:43 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:43 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:44 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:45 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:46 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:47 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-23 в 22:48 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
Читать

2015-03-24 в 14:23 

ns17
Помню эту красоту еще по фандомной битве, с удовольствием перечитаю :)

2015-03-24 в 17:17 

Mrs N
Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают! (с)
ns17, я сама вчера вложила, а потом с удовольствием перечитала)))

     

Раз фандом, два фандом...

главная